Никополь во время оккупации

Никополь во время оккупации
Картинка к: Никополь во время оккупации

22 июня 1941 года – одна из самых печальных дат в нашей истории – начало Великой Отечественной войны. Этот день напоминает нам о всех погибших, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений. Мы скорбим по всем, кто ценой своей жизни выполнил святой долг, защищая в те суровые годы наше Отечество. В этом году исполняется 70 лет со дня начала той страшной войны, унесшей 20 миллионов жизней.

22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Армия и население страны не были к этому готовы. В первый же день было уничтожено 1200 советских самолетов. Красная Армия не была моторизована, командный состав из-за сталинских репрессий конца 1930-х годов состоял в основном из малоопытных полководцев. Верховный главнокомандующий пребывал все это время в растерянности и не обращался к советскому народу вплоть до 3 июля.

Несмотря на героизм и самопожертвование советских солдат и офицеров в первые недели войны, остановить врага не удалось. До последнего сражались герои Брестской крепости, Минска, Киева и Одессы, Ленинграда и Сталинграда, Севастополя, Новороссийска и Керчи, Тулы, Смоленска и Мурманска.

Об интересных (и малоизвестных!) страницах военной истории Никополя в преддверии этой скорбной даты – 70-летия со дня начала войны – нам рассказал член клуба военно-исторической реконструкции «Цитадель» Игорь Скрипка, который увлекается историей родного края и собирает различные документы, фотографии, письма тех военных лет, воспоминания очевидцев, чтобы восстановить и рассказать об это нам. Зачем? Чтобы не очерствели наши сердца, не померкла память и чтобы мы помнили о подвиге наших героев-освободителей.

– Первый раз немецкая авиация бомбила Никополь 14 августа 1941 года в 12.00. Первые бомбы упали на железнодорожный вокзал и мост, который вёл на нефтебазу (Довгалёвка). Следующая бомбардировка – 15 августа: бомбили центр (старую часть) города, разрушив клуб полка, школу № 2, почту, аптеку, библиотеку, гостиницу, магазины. Много людей погибло. Трупы вывозили на подводах, телегах за город и хоронили.

Война всегда сопровождается мародёрством. После налётов вражеской авиации в городе начались небольшие грабежи: местные жители тянули провиант и другие вещи из разрушенных магазинов. Со складов, где хранилась мука, её растаскивали кто как мог: мешками, на подводах, особо «предприимчивые» делали по несколько ходок. При этом, второпях, несколько тонн муки смешали с грязью.

Но массовые грабежи начались когда немцы вошли в Никополь. Советской власти и милиции как сдерживающих факторов не было, и всё, что было брошено на произвол судьбы, «прихватизировалось». Грабились оставленные эвакуированными квартиры и дома. Появились обиженные советской властью раскулаченные, они занимали хорошее жильё. В частности, админдома возле Южнотрубного завода, где до войны жило руководство завода.

Бойцы Красной Армии, сотрудники милиции и городское руководство покинули город накануне оккупации, переправившись на пароме через переправу, которая была недалеко от школы № 16. Из воспоминаний бывшего начальника милиции Ложечникова: «Один полковник милиции переправлялся со своей группой бойцов, так торопился покинуть город, что распихивал руками толпящихся в очередь на паром людей. Но на той стороне его расстреляли якобы за то, что он не выполнил задание – не подорвал паровозы, которые стояли на станции».

– Уходя из Никополя, наши войска что-то разрушили, чтобы не досталось врагу?

– Сотрудники милиции получили задание: все важные объекты, которые нельзя было демонтировать и вывезти с территории города как Южнотрубный завод и Краностроительный завод им. Ленина, уничтожить. Такими стратегическими точками являлись, к примеру, нефтебаза и мельница. 16 августа правоохранители облили керосином мельницу и заложили взрывчатку под цистерну на нефтебазе, а 17 августа выполнили приказ – подожгли и взорвали эти объекты.

Мало кому известен факт, что перед тем, как в город вошли немецкие войска, 14 августа работники милиции на двух автомашинах отправились по направлению к Кривому Рогу. Дело в том, что там в окружение попала дивизия, состоящая из никопольчан, и они решили помочь землякам прорваться. Помочь им вызвались и пограничники. Итак, на броневике и четырёх автомашинах бойцы истребительного батальона кинулись на помощь, но за Апостолово их остановил патруль, сказав, что вокруг уже полно немцев, в подсолнечниках стоит большое количество танков и артиллерии, так что вступать в бой бессмысленно. Не сумев помочь землякам, группа вернулась обратно в Никополь.

Ещё один малоизвестный факт. Когда немцы входили в Никополь, а наши последние подразделения уходили на тот берег через плавни, их отход прикрывали моряки Дунайской флотилии. Пять бронекатеров и монитор «Мартынов» – небольшой корабль водоизмещением 27 тонн, на вооружении которого была танковая башня с пушкой 76-мм и четыре крупнокалиберных пулемёта. Этим монитором командовал Леонид Семёнович Шик (впоследствии командовал канонирской лодкой «Красная Абхазия» и погиб 4 февраля 1943 года при высадке десанта на Малую землю). Израсходовав все боеприпасы, моряки вывесили флаги «погибаем, но не сдаемся» и в устье реки Конной взорвали свои корабли.

В Никополь немцы входили двумя колоннами со стороны Днепропетровска и Кривого Рога: по ул. Екатеринославской (сейчас К. Либкнехта) и ул. Антипова (сейчас Херсонская). Сопротивления им никто не оказывал, входили свободно, не боясь, почти как на параде. Останавливались у хат, забирали продукты питания. Вот одно из воспоминаний никопольчанки: один фриц вошёл во двор дома, застрелил из парабеллума курицу и отдал хозяйке, чтобы та приготовила, сказав при этом, что через два часа он придёт её кушать.

17 августа в 17.30 по улицам нашего города загрохотали немецкие танки. Один из танков остановился на перекрёстке улиц Антипова и К. Маркса (возле здания медучилища) повернул башню в сторону военкомата и обстрелял людей, которые там стояли (они получали оружие, чтобы уйти в партизанский отряд). Остальные танки поехали вниз к спасательной станции (сейчас там установлен памятник «пушка») и стали расстреливать переправу. Все люди, которые переправлялись на пароме, погибли.

– Как немцы хозяйничали в городе?

– Ну, к примеру, улица Антипова была переименована немцами в ул. 17 Августа, а К. Маркса стала носить имя обер-лейтенанта Адлунга. Этот офицер погиб на улице Никополя (его застрелил один из горожан) и был похоронен на обочине улицы К. Маркса, возле ремесленного училища.

В помещении бывшего горкома партии (здание напротив парка Пушкина, построено из разобранной Свято-Покровской церкви) разместилась городская управа во главе с бургомистром. В октябре в Никополе уже были открыты школы, где вместо портретов Сталина и Ленина висел портрет… Симона Петлюры. Войдя в класс учителя приветствовали учеников словами «Слава Украине!», на что ученики должны были отвечать «Слава!».

– Это немцы ввели такое новшество?

– Нет. Но в городе появились националистически настроенные группы, которые этим занимались. Школьные программы были изменены. Трудней всего приходилось гуманитариям, им приходилось перестраиваться и вместо коммунистических лозунгов рассказывать о других ценностях. Ну, а легче всего было математикам, физикам, ведь формулы и цифры не менялись, потому как были вне политики.

В парке Металлургов функционировал клуб, в нём шли пьесы, поставленные местными драмкружками, демонстрировались немецкие кинофильмы, зал был всегда забит битком зрителями, так что можно сказать, что культурная жизнь города кипела.

Хлебозавод (за мостом) выпекал хлеб, присутствовала какая-то экономика. В начале оккупации действовали советские дензнаки, а позже появились оккупационные деньги – рейхсмарки (их печатали в Ровно). Отпечатаны на украинском языке, в уголке купюры была надпись «підробка карається тяжкою тюрмою».

Не многие знают, что дом № 10 (сейчас дом № 36 по пр. Трубников, расположен напротив «Элит-Клуба») был построен до войны и сдан в эксплуатацию. Счастливчики готовились получить там квартиры и отпраздновать новоселье. Но помешала война. В этих новеньких квартирах немцы содержали советских военнопленных (потом их этапировали в лагеря). Но связь с гражданским населением была: через окна на верёвках горожане передавали нашим пленным продукты.

– Их так плохо охраняли или просто немцы не мешали подобной «демократии»?

– Думаю, что немцы ещё не были озлоблены. Война только началась, они не несли тяжёлых потерь, Никополь не встретил их яростным сопротивлением… Да и войска вермахта, которые находились в нашем городе, не эсэсовские карательные подразделения или отряды калмыков, которые отличались особой жестокостью и зверствовали не хуже солдат СС.

– У нас здесь были только войска вермахта?

– Не только. Были ещё так называемые сателлиты (солдаты «дружественных» фашистской Германии стран) – румыны, болгары, югославы и др. Конечно, война есть война, и немцы проводили карательные операции. У нас во время оккупации Никополя стали действовать подпольные организации, были партизанские отряды, так что фрицы проводили облавы и аресты. Евреев заставляли носить нашивки на груди в виде шестиконечной звезды, а позже вообще стали уничтожать. Вывозили за город на грузовиках целыми семьями, не щадили ни стариков, ни младенцев. Конечно, пострадало не только еврейское население, доставалось всем, кто каким-то образом в большей или меньшей степени провинился перед оккупантами.

Ещё один печальный факт связан с Днепрогэсом, но имеет отношение и к Никополю. 18 августа 1941 года «наши товарищи» взорвали плотину Днепрогэса. Но при этом никто не подумал о тех последствиях, которые могут быть после такой операции. Главное, не оставить фрицам переправу, а там, хоть трава не расти. А последствия были страшными: кроме того, что все люди и транспорт, который двигался по дамбе, утонули, образовалась почти 30-метровая лавина воды, которая смывала всё на своём пути. Она пронеслась по Днепровской пойме, прихватив с собой десятки судов и сотни жизней. Днепровские плавни тоже были затоплены. В плавневой зоне находились советские войска, и люди тонули, многие подразделения остались отрезанными от отступающих войск и они попали в плен. Это были очень трагические события.

Потом немцы плотину восстановили, но когда готовилось форсирование Днепра и наши войска наступали, немцы тоже хотели подорвать плотину, но наши не дали. Спецгруппа бойцов, несмотря на строжайшую бдительную охрану фрицев, пробрались на плотину, нашли, где были установлены боезаряды и устранили опасность. Только после этого была дана команда форсировать Днепр.

– Вернёмся к Никополю. Как протекала его жизнь во время оккупации?

– В первые недели оккупации наши войска, находясь на той стороне Днепра, наносили по городу артиллерийские удары. По воспоминаниям корреспондента 18-й армии, они били по Никополю, и загорелась церковь, что вызвало ажиотаж у фрицев. Оказалось, что в этой церкви они разместили ящики со снарядами, так что церковь взорвалась. Надо сказать, что этот обстрел не приносил особого вреда противнику, страдало в основном мирное население. Да и оккупанты после обстрелов вымещали свою злость на горожанах.

Не многие знают, что в конце августа была попытка освободить Никополь. Даже был приказ от 27 августа, собрались командиры для того, чтобы вскрыть секретный пакет, в котором указано время Ч. Но когда его вскрыли, то все облегчённо вздохнули, потому что прекрасно понимали абсурдность этого приказа. Наступление отменили, потому что немецкие танки прорвали оборону в районе Новомосковска, и это грозило окружением. Наши войска стали отходить на новые позиции.

В сентябре в районе Тимошовки (на том берегу Днепра) находился большой противотанковый ров (Тимошовский), где наши войска очень успешно отбивали атаки противника, и немцы были вынуждены перебросить из Крыма (Красноперекопска) усиленные войска – горно-егерские дивизии.

В городе были и полиция (находилась там, где сейчас располагается отдел государственной охраны в старой части города (возле ресторана «Волна»), и гестапо, а у оккупантов были добровольные помощники из местных жителей – хиви, которым давали оружие и они охраняли объекты (мост, нефтебазу и др.).

– Показательные казни в Никополе были?

– 1 августа 1942 года на базарной площади был повешен 34-летний мужчина – Никифор Антипенко. Но он не был партизаном, как утверждают многие. Такое публичное наказание в назидание остальным он получил за то, что воровал посылки в багажном отделении нашей железнодорожной станции.

Ещё одна казнь. После ухода советских войск, в Никополе остался работник милиции для ведения диверсионной работы, он был схвачен немцами и повешен в сквере в старой части города (где сейчас стоит памятник Ленину).

– Как освобождали Никополь?

– Наступление велось с двух сторон. За Никопольский плацдарм фашисты цеплялись зубами. Практически за каждую пядь земли велись очень жестокие, кровопролитные бои. Примечательно, что здесь встретились воины (и немцы, и наши), которые освобождали Сталинград. Из воспоминаний одного ветерана: «Ваш Никополь нам достался дорогой ценой, потому что он, по сути, был для нас вторым Сталинградом. Только у Нечаевой могилы на одном квадратном километре полегло полторы тысячи бойцов».

Утром 8 февраля 1944 года решительное наступление советских войск вытеснило немцев из города. Многие поезда, гружённые марганцевой рудой, не успели покинуть станцию. Распутица, грязь очень мешали как наступлению, так и бегству фрицев. Были очевидцы, которые видели, как какая-то немецкая техника тянула ванную, в которой сидел офицер, как на лодке. Техника застрявала в грязи, и немцы бросали её, спасая свою жизнь. Они не могли противостоять упорному натиску наших воинов-освободителей.

Елена ЩЕРБОВА

Источник: «Никопольская правда»

Читать предыдущую

В Никополе появляются новые дороги

Читать следущую

Студенты и депутаты сдали кровь

Каталог предприятий Никополя

+ Добавить предприятие