Политические репрессии: горькая правда и поисковая работа

Политические репрессии: горькая правда и поисковая работа

На прошлой недели Украина почтила память жертв политических репрессий: к мемориальным комплексам и памятникам во многих населенных пунктах страны соотечественники несли цветы. Отдать дань тем, кто погиб от тоталитарного режима к памятному знаку жертвам сталинских репрессий, установленного в Старой части города, пришли и никопольчане: представители власти и депутатского корпуса, общественники и родные не вернувшихся из концлагерей «политических», представители рабочих коллективов и историки.

В Караганду Евдокия Шаромова попала в 4 с половиной года

В жернова безжалостной репрессивной машины попали сотни тысяч украинцев. Почти в каждой семье можно найти отпечатки тех страшных событий. Эти раны не заживут никогда, хотя мы и сегодня продолжаем слышать, что многомиллионные жертвы оправданы некими высшими государственными целями. Но нет такой цели, которая в мирное время массово забирала бы жизни и «ломала» судьбы людей! «Волгой народного горя» называл Александр Солженицын бесконечный «поток» репрессированных в то время.

– Мой отец Иосиф Хоптюк был репрессирован в конце 1930-х, а за его семьей пришли в 1946 году, – вспоминает председатель городского общества «Мемориал» Евдокия Шаромова. – Мы тогда жили в селе Ясень Ивано-Франковской области. Имели свой большой дом, родители занимались сельским хозяйством. Помню, как бабушка плакала, когда забирали отца. Все уповала, что был бунтарем и не умел молчать. Его отправили на 25 лет в Воркуту.

А вот после войны и о нас вспомнили – забрали маму, меня и сестру. Мне тогда было 4,5 года, а сестре – 9. Воспоминания из детства: долгая дорога в товарном поезде, комната в овощехранилище и постоянное ощущение голода.

Большой радостью была комната в земляном бараке. С нами проживало еще шесть семей. Помню Поповых, Казарских, Шатуриных и немцев Ролидер. Без малого 20 лет мы как члены семьи «врага народа» прожили в Караганде. Мама работала на шахте, каждый день отмечалась в комендатуре. Среди «политических» прошли наше с сестрой детство и юность. Только через два десятка лет семья воссоединилась. Но папа уже был болен туберкулезом, не было здоровья и у мамы. Умирая, они так и не смогли простить тоталитарный сталинский режим. Еще при жизни родители были реабилитированы.

Евдокия Иосифовна информировала, что в городском обществе «Мемориал» 92 члена – 73 бывших репрессированных и 19 членов семей умерших репрессированных.

Поисковая работа в ООО НПЦ «Трубосталь»

– В мае 2014 года генеральный директор ООО НПЦ «Трубосталь» Александр Фельдман поддержал мою инициативу провести научно-поисковую работу по уточнению реестра репрессированных в 1920-1950 годах и в последующем реабилитированных жителей Никопольского региона, в т.ч. – и работников Никопольского Южнотрубного завода, – говорит заместитель директора краеведческого музея Мирослав Жуковский. – На протяжении трех лет в этом направлении мы вместе работами с директором по безопасности и режиму «Трубостали» Олегом Мильченко и юристом предприятия Романом Мильченко. Нами тщательно изучены статистические таблицы жертв коллективизации 1929-1932 гг., голодомора в Украине 1932-1933 гг. и репрессий 1929 – 1953 гг. В свое время они были составлены бывшим председателем общества «Мемориал» Владимиром Беспипко на основе данных государственных и ведомственных архивов Днепропетровской области. Так вот, согласно с ними в Никополе репрессировано 1600 чел., Покрове – 700, Марганце – 900. Общая численность репрессированных в регионе – 4,4 тыс. чел.

Документальные материалы Владимира Сергеевича после его смерти, к сожалению, исчезли. Копии архивных и личных документов некоторых репрессированных и реабилитированных никопольчан хранятся в нашем краеведческом музее.

В серии Всеукраинских научно-документальных книг «Реабілітовані історією» опубликовано 24 тысячи фамилий только жителей Днепропетровской области. Изучив эти списки, мы установили, что среди них 1 596 чел. – жители нашего региона, репрессированные сотрудниками Госбезопасности Никопольского горотдела НКВД и реабилитированные в период второй половины 1950-х – 1990-х годов. Кроме них среди репрессированных и реабилитированных 22 военнослужащих 123-го Никопольского территориального стрелкового полка та Никопольского городского военного комиссариата. Они были арестованы органами Особого отдела Наркомата обороны СССР.

38 жителей региона были репрессированы органами военной контрразведки Красной Армии во время их службы в рядах Вооруженных Сил СССР. 72 никопольчан эта участь постигла по решению органов государственной безопасности СССР на территории области, но за пределами города и района.

Пик арестов в целом по СССР пришелся на 1937-й и 1938-й годы, в нашем регионе в это время было арестовано 520 и 641 чел. соответственно. Т.е., в этом году исполняется 80 лет с начала Великого террора – массовых политических репрессий в выше указанных 1937-1938 гг.

Но мы понимаем, что количество известных нам имен еще не отображает полный масштаб деятельности безжалостной репрессивной машины НКВД. К примеру, в списках издания «Реабілітовані історією» нет директора НЮТЗ Петра Брачко и командира 123-го Никопольского территориального стрелкового полка полковника Леонида Овчаренко. В издании мы выявили неправильно написанные фамилии и ряд других неточностей.

Но вернемся к статистике. По национальному составу среди 1596-ти репрессированных 940 – украинцев, 382 – немца, 127 – русских, 71 – поляк, 23 – еврея, 22 – белоруса, 12 – латышей, 6 – греков…

По социальной принадлежности наибольшее число жертв репрессий составляют те, кто был занят в сельском хозяйстве – 650 чел. С марганцевых шахт забрано 174 руководителя, инженеры, рабочие и служащие, ЮТЗ – 152, Сталинской железной дороги – 99, машиностроительного завода им. Ленина – 15. В «мясорубке» террора оказались 64 педагога и 11 служителей церкви.

– И как результат первого этапа определения максимально полного списка репрессированных и реабилитированных жителей Никопольского региона – передача в музей ЮТЗ списка 152-х репрессированных рабочих и служащих трубного завода. Наша работа продолжается, – подводит «промежуточную» черту поисковых работ Олег Мильченко.

Наталья Разуваева

Фото: Александра Косенко

Источник http://ntm.net.ua

Читать предыдущую

Горгаз взял шефство над семьёй переселенцев

Читать следущую

ПО «Оскар»: уверенные шаги в будущее

Каталог предприятий Никополя

+ Добавить предприятие