Реклама
Акция! Доставка очищенной воды Никополь — 2-й бутыль за 1 гривну!

Предложение действительно с 10 июня по 10 июля 2019 года. Не пропустите. Телефоны: (068) 189-22-48, (066) 736-98-23.

Подробнее

Солнечные часы

Солнечные часы
Картинка к: Солнечные часы

Этим летом, я обязательно поеду в Миргород. Что бы увидеть кованные солнечные часы, изготовленные заботливой рукой миргородских кузнецов. Эти часы, умельцы - ковали, выковали и установили в Миргороде, в память о моем сыне. Сергее Рыбченко. Погибшем в бою с российскими оккупантами, у поселка Пески, 5 декабря 2014 года.

Сережа никогда не мечтал стать военным. Напротив, учась в школе, увлекался историей, много читал. Интересовался прошлым нашего города, нашего края, нашей Украины. После окончания школы, Сергей решил поступать в университет, на исторический факультет. А вот жизнь распорядилась иначе. Кто помнит восьмидесятые годы, наверняка знает, каковы были конкурсы, при поступлении в университет, тем более, на исторический факультет… Сергей сдал три экзамена на отлично, один - на хорошо. В итоге, не прошел по конкурсу…

Помню, как в деканате, Сергею предложили перейти на юрфак. Для юрфака, у него баллов хватало. На что мой сын, ответил декану факультета.

- На юридический факультет, я не пойду учиться. Я не могу вершить человеческие судьбы. Такая профессия – не для меня…

У Сергея, всегда было обостренное чувство справедливости. Поэтому, меня и не удивил его ответ. Ну, а поскольку, Сереже, так или иначе, вскоре, надо было идти в армию, мы с мужем, предложила нашему сыну, поступить в ПТУ. Как ни как, профессия рабочая будет. Сергей согласился, поступил. Через пол года, Сергей окончил ПТУ с красным дипломом, это для него было не сложно...

А потом, была служба в армии. Пограничные войска. Туркмения. Советско – афганская граница… У меня, конечно, закрадывалось сомнение, что не все так радужно, как писал мне Сергей, в своих письмах. Все - таки афганская война идет полным ходом. Где он? Как он? А сын писал радостные письма. Одним словом, не служба, а курорт. И бассейн и увольнения в город… Но сердце матери не обманешь. Одно успокаивало, напишет сын в своем письме:

- Мама, по возможности, вышли мне спортивный костюм…

Я и высылаю, и посылки доходили. А вот, как рассказывали мне матери ребят, которые в Афгане служили, посылки в Афганистан не принимались… Это уже потом, когда Сережа вернулся, я и узнала, что ждали Сергея мои посылки, в пограничном отряде, и получал он их только тогда, когда, вот такие, солдатские посылки, вместе с другими грузами, пограничное начальство, направляло непосредственно, к месту его службы. А случалось и так, что только тогда, когда его подразделение, на отдых отводили, он и получал наши посылки... А бассейн… ну да, был бассейн, в военном городке... Вот только бывал мой сын, в военном городке, не так уж и часто… А большую часть своей службы, находился Сергей, в центре афганской провинции Джаузджан, в городе Шибарган. Принимал участие в локальных боевых операциях, против душманов, а затем и талибов. Сопровождал транспортные колонны. И воинская специальность у Сергея была, не воин – пограничник, а артиллерист – минометчик. Командир минометного расчета. Ребята, с которыми Сергей в армию уходил, возвращались домой в ноябре – декабре, а мой сын все мне пишет, что мол, задерживают нас, вернусь после нового года. И я ждала.

Помню, 23 февраля, возвращаюсь я с работы, смотрю, а у нашего подъезда, мой сын стоит. Вот тогда я и узнала всю правду. Что из Афганистана – они выходили последними. Что пограничники, прикрывали вывод наших войск. Только тогда, мы и узнали, как Сережа служил. И о боевых наградах сына узнали. А на руке у Сергея – именные командирские часы, которыми его командование наградило. А мы с мужем, радуемся, что сын живым с войны вернулся. Радуемся, что теперь и мечта его заветная исполниться. Что поступит он учиться в университет, на истфак... Вот только Сергей, для себя, все иначе решил. В августе, Сережа успешно сдал экзамены и поступил в запорожский университет, а вот первого сентября, на учебу, так и не приехал…

Дело в том, что в Сережиной жизни, появился любимый человек. Оксана. А Сережа, нам с мужем, так прямо и сказал: - Поступить то, я поступил, но, учиться не буду! Мы с Оксаной решили пожениться, поэтому, остаюсь в Никополе, буду на заводе работать! Злая я тогда была. И на Сергея, и на Оксану… А Сергей, как сказал – так и сделал… Потом, конечно, я поняла, что напрасно злилась. В мире, любви и согласии, прожили Сережа с Оксаной, всю свою жизнь… Счастливую жизнь. И сына Владислава вырастили… Владислав, сейчас в Киеве живет. Там и работает. А для меня Оксана, теперь как дочь…

После свадьбы, Сергей пошел работать на Южно трубный завод. И жизнь пошла своим чередом. Конечно, в жизни всякое случается, были радость, были и горести. Но Сережа, был человек-магнит, он притягивал к себе добрых и искренних людей. Его дом, всегда был открыт для друзей и знакомых. Он умел заряжать людей, своим оптимизмом. Друзья, к Сергею в гости, могли приезжать практически внезапно, без предупреждения. И никогда, он даже намеком не покажет, что ему неудобно или он не хочет общения. В его доме всегда было много друзей, когда не придешь к сыну - в доме кто - то есть.

Он не мог сидеть дома без дела. Когда, в девяностые годы, предприятия начали закрываться, цены растут, зарплаты падают, многие опустили руки. А Сергей, занялся тем, что он умел и любил делать. Он стал работать кузнецом, делал ковку клинков для реконструкции исторического оружия. Ковал козацкие сабли, турецкие ятаганы, японское катаны, рыцарские мечи. Не просто занимался художественной ковкой, а жил этой работой. Да и внешне, он был - здоровый, крепкий был мужчина. Настоящий кузнец своего счастья!

Но не только кузнечное дело, было его увлечением. Сережа много читал. Литература по истории оружия. Книги по кузнечному делу. Посещал выставки, связанные с историей оружия. Ездил на выставки, исторического оружия, проходившие в Киеве и Львове. Не пропускал ни одной международной выставки - «Мастер Клинок». Принимал участие в международном ножевом шоу «Стальная грань» . В Интернете, в YouTube и сегодня, можно найти его выступление на киевской выставке, где он рассказывает о тех военных предметах, которые восстанавливал с коллегами-кузнецами. Мечи, которые Сергей изготавливал, пользовались большой популярностью среди коллекционеров, как в Украине, так и за рубежом... А вот публичности он избегал… Когда журналисты, пытались договориться с ним о интервью, Сергей, как правило, пытался уйти от общения. Он так же, не любил позировать перед телевизионной камерой… Сейчас многие, пытаются все свободное время в интернете проводить. Причем, как говориться: - и стар, и млад. А вот для Сережи, интернет был, как справочное пособие…

Сергей очень любил читать. Читал много. Фантастика, фентези, современная проза. Исторические книги. Как - то раз, Сережин друг, Алёша Киселев, привез ему в подарок книгу, с автографом Олди. Видели бы радость, на Сережином лице! А вот, кто был любимым писателем у моего сына – затрудняюсь сказать… возможно - Виктор Суворов. У Сергея были все его книги, и он всегда спешил найти новую…

Мой сын, был патриотом Украины. Не показным, не пафосным. Он искренне, душой болел, за нашу страну. По человеку, всегда видно, любит ли он землю, на которой живет, или так, для красного словца, рассуждает о патриотизме. Когда за столом, заходил разговор о политике, Сергей часто с болью высказывался о проблемах и в Киеве, и в Никополе. А вот споров избегал. Праздной показухи – он не любил… Помню, когда стало модно причислять себя к запорожским казакам. Когда стали создаваться общественные организации никопольчан, причислявших себя к козачеству. Сергей, тоже присоединился к никопольским козакам. Как он сам говорил: - записался в козаки. Вот только, его всегда удивляло, - как много отаманів и козацких січей, на такой городок, как Никополь… Вроде одно хорошее дело делают, а договориться между собой, объединиться в одну организацию, так и не могут. Помню, что когда, кто - то из его друзей, заводил разговор о современном козачестве, у Сергея всегда один ответ был:

- Не тот козак, кто в шароварах по городу прошел, а тот козак, кто Украину защищать пошел.

Может быть, именно поэтому, он очень быстро разочаровался в показном, бутафорском козачестве. Увидел, что все это несерьезно… и перестал, как он говорил: - быть козаком. После того, как в Киеве майдан победил, Сергей посерьезнел, стал больше времени у телевизора проводить. Следил за тем, как ситуация в Крыму развивается. Отслеживал все новости по Донбассу. Мне сын тогда, мало что рассказывал, поэтому, только от Оксаны, я и узнала, что Сергей, хочет пойти добровольцем на Донбасс. Когда начались боевые действия на юго-востоке Украины, он пошел в военкомат, написал заявление. А вот военком, не спешил призывать Сергея в армию. Ни весной четырнадцатого года, ни в начале лета… Сергей был призван в Вооруженные силы Украины, в третью волну мобилизации. В августе четырнадцатого года. Надо сказать, что Сережа, как военный специалист, к тому - же, имеющий опыт войны в Афганистане, неоднократно призывался на военные сборы. И, к весне четырнадцатого года, мой сын, имел воинское звание лейтенант. Вот так, теперь уже офицером, Сережа и ушел, на свою вторую войну… Ушел на войну, 21 августа, четырнадцатого года.

Его направили служить, в 93-ю танковую бригаду. Первое время, мы с ним часто, по телефону созванивались. Сергей мне рассказывал, что находится на полигоне. Основная его работа, как старшего офицера минометной батареи, это обучение молодых солдат стрельбе из миномета. После его тренировок все боевые расчеты, которые он обучал, сдали стрельбы, на «отлично». За свое мастерство, он и получил звание капитана. Звание майора, Сергей получил посмертно…

Когда Сережа мне звонил, он о себе мало рассказывал. Все больше меня успокаивал:

- Мама, не волнуйся за меня, я на полигоне. У меня все хорошо. Обучаю бойцов минометному делу.

Так он говорил, даже тогда, когда в составе первого батальона 93-й отдельной, механизированной бригады, отбыл в зону АТО. Сначала в район поселков Красногоровка - Марьянка, а затем, в сторону поселка Пески… В Песках, Сергея, как офицера, умеющего быстро ориентироваться в обстановке и грамотно принимать решения, направляют с минометным взводом, на усиление пехотного подразделения. Поселок Пески – находящийся за 2 км от донецкого аэропорта, уже тогда, осенью четырнадцатого года, называли «адским котлом»… Но, я всего этого еще не знала. Конечно, Сережа звонил, да и я ему звонила. А вот на все вопросы: Где ты? Как служба? Ответ всегда один:

- На полигоне. Обучаю бойцов минометному делу…

Помню, как мне позвонила моя знакомая, и говорит, включи телевизор, там по « Интеру», твоего Сережу показывают… Но я, этот репортаж, тогда, так и не увидела…
Той осенью, будучи на передовой, Сережа давал интервью журналисту «Подробностей» Геннадию Вивиденко - передача была показана 28 ноября на телеканале «Интер». В сюжете говорилось, что после состоявшегося накануне очередного артиллерийского боя, между нашими минометчиками и боевиками, в районе Донецкого аэропорта относительно спокойно. Хотя, что такое спокойно в Песках… выстрелы каждый 5-10 минут. А вот ближе к вечеру, снова интенсивные обстрелы. Потом недолгое затишье… Вот в такие минуты тишины, Сережа и рассказывал журналистам, о происшедшем бое:

- Наши минометчики, получили задание ликвидировать отряд боевиков, замеченный в засаде у аэропорта. Здесь, в общем, мы обнаружили, около 40 боевиков, -рассказывал тогда Сергей. - Поэтому двух минометов, думаю, будет достаточно… Чем больше мы их будем «выдавливать», тем легче будет заводить наши колонны для обеспечения терминала…

Репортеру «Подробностей» Сергей так же рассказал, что в последние сутки ведется активный огонь со стороны боевиков. Еще Сергей рассказывал телевизионщикам, что после очередного гуманитарного конвоя из России, интенсивность артиллерийских обстрелов, со стороны сепоров, растет. Плотным огнем, наши минометные расчеты, донимают доставленные из России, самоходные артиллерийские установки – «САУшки», как их называют наши бойцы.  По нескольку раз в день ведется интенсивный обстрел минометных расчетов, из-за чего приходится часто менять позиции.

- Вот и на этом месте, - рассказывал Сережа, - мы отбили, уже более десяти атак. Есть потери и у нас… один боец погиб, второй – получил ранение...

А еще, Сергей говорил, что он с тревогой, ждет нового гуманитарного конвоя из России – это значит, что придет и новое вооружение для сепаратистов.
Вот так, по крупицам, я и узнавала, как воюет мой сын. Иногда, он передавал весточку о себе, через наших никопольских волонтеров. О том, что жив – здоров сообщал. О войне – ни слова... Сережины боевые друзья, очень тепло отзывались о нем, и как о человеке, и как о командире. Мне было приятно слышать, что его характерная черта – порядочность. Забота о своих бойцах. Он всегда последним покидал позиции, убедившись, что все ребята ушли. Не кичился своими погонами, а жил нуждами своих товарищей.

О том, последнем бое, я узнала от Сережиного друга, Сергея Приходько. Заместителя командира минометного взвода. Сережиного взвода. Узнала, уже после Сережиной гибели. В подвальное помещение, где находился Сергей, вместе с минометным расчетом, - попал снаряд РПГ. Загорелись пороха боекомплекта. Вспыхнул пожар. Ребята кричат:

– Тушите, братцы, тушите…

А у нас, - как рассказывал мне Сергей Приходько, - в наличии, только ведра с песком и четырех ведерная кастрюля воды. Последние огнетушители, мы использовали днем раньше… Вот так и погиб мой Сережа, 5 декабря, погиб, вместе со своими подчиненными.

Пятого декабря, вечером, я позвонила Сергею. Телефон не ответил. Позвонила на следующий день. Потом еще один звонок. Телефон отключен. А через три дня, мне звонит Оксана, моя невестка.

- Мама, приехали Сережины друзья, волонтеры. Сережа погиб.

Это сейчас, я могу писать эти строки… а тогда, только страх и боль… Мы едем в Днепропетровск. В военный госпиталь. Едем на опознание, в днепропетровский морг.
Я Сергею, на день рождения подарила серебряного ангелочка на цепочке. Цепочка была коротковатая для него, поэтому я, её увеличила, добавив часть звеньев, с другой цепочки… Когда мы приехали в Днепропетровск, в Мечниково, на опознание. Нам предъявили эту цепочку с ангелочком… По ней я и узнала где мой сын. Я хотела посмотреть, на Сережу, но военный фельдшер, который нас сопровождал, сказал мне:

- Вам смотреть не надо. Там один торс…

Вместе с моим сыном, в том бою погибли и его боевые товарищи. Андрей Михайленко. Роман Нитченко, Жеребцов Володя. Шилов Сережа и Капитоненко Женя. Самому молодому из них, Серёже Шилову, было всего двадцать лет… А мой Сережа, был самым старшим, из своих бойцов. Ему было 46 лет… Так они и лежали, там, в Мечниково, все вместе… А потом, мы везли моего Сережу в Никополь...

В те трудные для меня дни, мне очень помогли сотрудники Трубостали, взяв на себя все организационные вопросы и организацию похорон. Я благодарна руководству Трубостали, благодарна Александру Исааковичу Фельдману, всем ребятам, которые помогли и деньгами, и транспортом. Одним словом, мне сказали:

- …машина в вашем распоряжении. Сколько надо, столько и пользуйтесь.

После Сережиных похорон, я очень сильно изменилась. Я стараюсь не говорить о войне. Да и с кем говорить? Кто прошел через эту войну, кто потерял на этой войне родных и близких, у них боль осталась в сердце… а другим людям - это не надо. Люди, может быть, и слушают меня, но по глазам вижу, - не слышат они меня… Да и как может тебя услышать человек, - который не хочет знать, что россияне, захватили часть Донбасса и Крым… Как мне относиться к человеку, которому безразлично, что у нас, часть страны отобрали. Отобрали россияне, которых мы всегда братьями считали… Ну, по крайней мере, уверяли нас всегда, что россияне - это братья наши старшие. И вдруг, заходит в Крым российская армия. Захватывает наши военные базы, убивает наших солдат, похищает и пытает крымских татар, которые нашим военным помогали… А потом, открытое военное вторжение на Донбассе… Да, наши лидеры, что в Россию сбежали, далеко не ангелы, как оказались. У Януковича на даче, убранству дома, - любой арабский шейх позавидует… А у многих моих знакомых, на это один ответ:

- А какая разница, чей Крым? А про золотой батон, вы все врете…

Раньше мы таких людей, называли вата… а как их сегодня назвать? Моя соседка, наши квартиры напротив, так она, ко мне пришла как - то и говорит:

- Слава Богу! Путин нас пришел освобождать!

Я говорю ей тогда:

- Валя – от кого, он пришел тебя освобождать? Да, ты родом с пермского области. И никто тебя в Никополь, сладким пряником не заманивал. Ты приехала сюда молодой женщиной, ты приехала сюда, работать на ферросплавный завод. Ты получила здесь бесплатно квартиру. Ты родила двоих детей! Ты здесь дождалась внуков, ты здесь состоялась, как женщина… ты здесь состоялась как человек! А в своей пермской области, ты и сегодня бы сидела, на одних консервах, из морской капусты… И тебя Путин придет освобождать! От кого? От меня?

Да, в восьмидесятые годы, у нас интенсивно развивалась промышленность. Начал работать ферросплавный завод. Ниточная фабрика. Естественно, что сюда приехали специалисты с Серова, с Иванова… А сегодня, все они, вдруг стали рады, что их придут освобождать… А что же вы, угнетенные такие, после распада союза не вернулись на историческую родину? Холодно? Климат не тот? Впрочем, таких людей вряд ли переубедишь… И дело тут, не только в твоих исторических корнях. Вернее, не только в них…

Моя сестра, в молодости, уехала работать в Тюмень. Там и замуж вышла. И детей родила, а пришло время, и внуков нянчила. Дом, семья, обычная жизнь, обычного человека. Мы с ней дружно живем, очень часто созваниваемся, в интернете общаемся. А четыре года назад, уже после Сережиной гибели, я приехала к ней в гости. У неё, юбилей был, - 65 лет… Так вот, приходит к ней в гости соседка и весь вечер, с меня глаз не сводит. Одним словом, рассматривает меня, как диковинку какую - то. А потом, когда мы остались наедине, она меня и спрашивает:

- А правда, что у вас младенцев едят...?

Вы знаете, я даже онемела от неожиданности… И это - взрослая, нормальная, адекватная женщина! Вот тогда, я и поняла, как телевизор, интернет, путинская пропаганда, делают свое дело… Тогда я и поняла, откуда столько ненависти к Украине, и у моей соседки Вали… Да если бы только у неё… Сколько вот таких любознательных соседок, слушают и верят всей той грязи, которая льется на нашу Украину, на нашу армию, на наших патриотов. И не важно, где такие люди живут: - в Никополе, в Тюмени, на Донбассе или в Крыму… Важно то, что в их сердцах, только одна ненависть и поселилась. Ненависть ко всему, что выходит за пределы, их привычного мирка… А вот я так думаю, что если ты отгородился о других людей безразличием, окружил себя стеной обмана. То в тебе, уже нет жизни.. В тебе нет любви, нет сострадания, в тебе даже веры в Бога нет… Впрочем, как я теперь поняла, ходить в церковь и верить в Бога… - это далеко, не одно и то же…

После того, как Сережа ушел на войну, я пошла в храм, что бы помолиться за моего сына. Не скажу, что я глубоко верующий человек, но, когда такая беда приходит в твой дом, невольно вспоминаешь о Боге… В тот день, это был конец августа, я пришла в храм. В Спасо – Преображенский собор. Утренняя служба уже завершилась. В храме совершалось таинство крещения ребенка. Отец Анатолий, почтенный и весьма пожилой человек, сидел в большом кресле, обшитым красным бархатом, а другие священники совершали обряд крещения. Вот тогда, я набралась смелости и подошла к отцу Анатолию…

- Батюшка, - говорю, - я не знаю всех правил церковной иерархии. Но прошу вас, благословите моего сына. Он сейчас служит в нашей армии.

Отец Анатолий посмотрел на меня и спрашивает:

- Он что, людей убивает?

- Нет - говорю,- он обучает молодых солдат…

А батюшка и отвечает мне:

- Может мне, еще и его портрет у алтаря повесить?

Я больше ничего не сказала. Я ушла. Я больше не хожу в этот храм… 

А потом, в Никополь приехал иеромонах Меркурий. Началось строительство церкви святого праведного Петра Калнышевского, в честь погибших воинов – Защитников Украины. Пусть этот храм, еще находится в помещении, не приспособленном, для церковных нужд. Но здесь чтут память, о каждом солдате, воевавшем в АТО. В храме находятся портреты всех воинов – никопольчан, погибших на Донбассе. Есть в этом храме – портрет моего Сережи… И в этом храме - есть Бог. В этом храме - живет Бог. А отче Меркурий, теперь уже Игумен Меркурий, в поминальной молитве, постоянно, поименно поминает всех наших воинов, погибших от рук российских оккупантов, на этой войне. Умерших от ран, в военных госпиталях или от сердечного приступа, уже тут, в Никополе, после демобилизации… Низкий поклон вам, Отче Меркурий, за ваше служение. Низкий мой, материнский поклон.  Спасибо, что Вы, приглашая меня в свой храм, всегда интересуетесь, а чем Вы можете, мне помочь… Спасибо вам Отче, спасибо всем священникам Украинской Православной Церкви, за память о моем сыне. За память, о всех наших воинах, погибших в донецких степях, защищая нашу Украину… Спасибо и низкий Вам поклон…

Память о моем сыне, хранит и памятная доска, которую Сережины друзья, установили на здании школы № 8. Школы, в которой учился мой сын… После Сережиной гибели, у меня не осталось ни одной военной фотографии моего сына. Спасибо его боевому другу, Сергею Приходько, что поделился со мной, своими военными фотографиями. Я часто рассматриваю эти снимки. Вот Сережа, рядом с минометным расчетом. Вот он, что – то, объясняет своим бойцам. А вот, они отдыхают, после боя. Радостные, красивые, веселые лица… Лица парней, любящих жизнь… Даже сегодня, по прошествии стольких лет, я продолжаю смотреть новости, про войну на Донбассе. Во мне теплится надежда, а вдруг, все это чудовищная ошибка. А вдруг, где – то, мелькнет Сережино лицо… У меня, даже тогда, теплится надежда, когда я понимаю, что надежды нет… Теперь я живу, для Оксаны, своей невестки, и ради Владислава, нашего внука. Надеюсь и правнуков нянчить…

Этим летом, я обязательно приеду в Миргород. Этим летом, я увижу, кованые солнечные часы, объемную скульптуру, полукруглой формы, которую украинские кузнецы, совместно с жителями Миргорода, установили на территории медицинского реабилитационного центра МВД Украины "Миргород". А рядом с солнечными часами, я увижу памятную надпись:

«Часы посвящены памяти погибшего в АТО кузнеца из Никополя - Сергея Рыбченко»

Этим летом, я обязательно приеду в Миргород. Я приеду тогда, когда в городе будет проходить украинский фестиваль кузнецкого мастерства. Я поклонюсь Сережиным собратьям – ковалям. Которые каждый год, изготавливают солнечные часы, в память о украинских ковалях, погибших на Донбассе.
Этим летом, я приеду в Миргород, что бы поблагодарить жителей города, за то, что они помнят и хранят память о майоре Рыбченко Сергее Владимировиче, рыцаре ордена Богдана Хмельницкого, моем сыне.

Антонина Рыбченко. Олег Ольгин.

Источник: http://nikopol-art.com.ua

Читать предыдущую

Воспитанице бально-спортивного клуба «Ассоль» требуется помощь

Читать следущую

Нікопольчанка стала бронзовим призером чемпіонату України з самбо

Каталог предприятий Никополя

+ Добавить предприятие